Tenro
Добро пожаловать на побережье края мира...
У каждого бывало такое, что Вы, в какой-то момент времени, смотрите в одну точку. Гипнотически и задумавшись сильно о чём-то вы безмолвно смотрите в одну точку. Кто-то называет это "залипанием", кто-то - "трансом" или "прострацией". И вот когда Вы находитесь в этой самой прострации, Вы оживлённо о чём-то думаете, и только. Подобные действия открыли Мне проход в целый мир на задворках общего сознания. Я назвал его Мифир, от производных: миф, мир и эфир, означающее нечто призрачное, эфемерное, что находится за пределами нашего мира и никак с ним не пересекается.

Находясь в прострации, Я попадаю в Мифир. Впервые Я попал в него примерно лет в 8. Мной до конца он так и не исследован. Всё время Я появляюсь в одном и том же месте - районе, который называю по праву своим. Собой он представляет туманное поле с зелёной травой по щиколотку, с ромашками и одуванчиками. Всё поле накрыто влажной полупрозрачной пеленой густого тумана, от которого чувствуешь некую зябкость. Всё потому что Мой район находится в Городе Тумана. Я слышал о том, что есть и другие города: Плачущий город, или как его называют ещё Город Дождей, Кирпичный Город, Скалистый Предел, хоть это не город, но дома там тоже встречаются, как Мне известно. Сам Я их никогда не видел, кроме скалистого города, который был навеян Мне во сне.

Плато на самом настоящем краю света с торчащими из твёрдой мшистой почвы острые, как клыки крокодила, камни, впереди - высокий обрыв с бушующим шумным океаном. Слева, на небольшой скале, дома. Прям на отвесной каменной стене. Дома. Деревянные. Напоминающие обычные деревенские дома со ставнями и самоваром, виднеющимся по ту сторону окна. Слева - большая скала с аккуратно выдробленной трещиной в виде перевёрнутого креста. За этой скалой простираются бесконечные земли острых каменных клыков. Настоящая долина смерти.

Наверно поэтому Я не бывал в других местах, потому что они не столь привычны для Меня, как Моя местность.

На Моём участке так же есть совершенно невзрачный дом, каких в захолустных деревнях полно. Он маленький, но уютный. Ещё с детства для Меня маленькие дачные домики-времянки ассоциировались с теплом и уютом. В таком доме всегда можно быстро нагреться, разжигая небольшой камин у дальней стенки.

Сейчас в доме мало мебели, но так, как он небольшой, всего одна комната, кажется, что ничего другого, кроме пары старых кресел, стульев, кухонного и письменного стола и кровати больше ничего не нужно.

Недалеко от дома, на Моём туманном участке, есть кладбище. Это не то кладбище, где хоронят людей или домашних животных. Это кладбище грёз и идей. Здесь похоронены Мои мечты и то, что Я не воплотил в жизнь. Даже те, которые Я не помню. На надгробных камнях, вместо имён и фотографии с сентиментальным некрологом, написаны названия: "Мечта съездить в Диснейленд", "Встретить своего отца", "Никогда не пробовать алкоголь", "Научиться рисовать", "Написать стихи" и т.д.

Когда Я прикладываю какие-либо усилия в реальной жизни, чтобы реализовать какую-нибудь мечту, возвращаясь сюда Я не нахожу камня с надписью этой мечты. Остаётся пустое место с нетронутой непримятой травой. Так, однажды, был камень с надписью "Сходить в горы и научиться кататься на лыжах". Я научился, а он исчез. Надеюсь, когда-нибудь Я научусь рисовать, и камень с этой мечтой исчезнет с кладбища.

Иногда Я прихожу сюда, чтобы напомнить себе, во что превращаются мечты и наития. Каждый раз даю себе обещание уменьшить количество надгробий, но похороненных идей так много, особенно забытых, что Я не в силах это изменить.

Порой Я не хочу видеть кладбище из окон Моего дачного дома, тогда его застилает туманом и надгробия исчезают в зябкой пелене.

В нескольких шагах от кладбища расположена теплица с воспоминаниями. Полукруглое, натянутое на каркас, примитивное убежище для Моих воспоминаний, которые Я сумел сохранить от забвения. Чуть больше мяча для тенниса, парящие в воздухе капли росы содержат моменты из Моей жизни. Моменты яркие, и не очень. Печальные, и не совсем.
После уличной, прохладной от тумана слякоти, здесь всегда тепло и немного душно. Душно от прошедших воспоминаний. Они живут здесь и общаются друг с другом и со Мной. Так они поддерживают своё существование. Разговаривая со Мной, они обычно говорят: "А помнишь...?" или "Эх, если бы было иначе...". Я их понимаю, потому что они говорят Моими печальными мыслями.

Но самое важное в этом мире, это коллекция образов. Порой Я вспоминаю какие-то странные картины или моменты, которые Я ни разу в жизни не видел воочию. Точнее, может Я их и видел, но не припомню этого. Из детства или из воображения. Может это отголоски запомнившихся моментов из прошлой жизни. Я называю их "образами". Каждый образ вызывает своё состояние и эмоции, но почти всегда они связаны с одиночеством-умиротворением. Это не то одиночество, от которого люди бегут или плачут в ожидании чего-то. Нет. Это совершенно другого уровня одиночество. Именно одиночество-умиротворение. С этими фантомными картинами перед глазами Я перестаю ощущать печаль и боль, которая Меня преследует в реальной жизни.

В дачном домике на стене висят несколько образов в деревянных рамах, о которых Я чаще всего вспоминаю. Так как Мифир не имеет никакой пространственно-временной константы, то значит и времени, как такового, он не имеет, но если говорить образно, то Я часами могу сидеть на кровати и смотреть на образы.

Один образ, Я называю Маяком. На картине запечатлён толстый белый маяк, за ним вечернее небо, синие , перетекающие в персиковые, оттенки. Больше ничего. Только набережная с маяком и вечерним небом. И ощущение вечера. Вечера, который навсегда останется вечером. Никогда на этой картине не наступит ни ночь, ни день. Серединное состояние между этими двумя временами суток. Персиковый вечер и, освещённый вечерним, заходящим за горизонт солнцем, маяк.

Другой образ - день, примерно обеденное время, когда солнце на самом пике неба и светит так ярко, как только это возможно. Чувствуется приятное тепло на коже. Поле пшеницы, а вдалеке построенный и забытый кем-то сруб. Ещё дальше - полоса леса. Ещё дальше леса - снова пустынное поле и, возможно, какая-нибудь деревня. Здесь всегда дует мягкий тёплый ветер, который немного сбивает жару, когда становится совсем жарко.

Третий образ - это двухэтажный, отштукатуренный светлый дом. Довольно небольшой для двухэтажки. Всего пять окон и входная дверь на фасадной стороне. Он стоит на крохотном острове. Отрешенный от всего мира один одинокий дом, который окружает вода, отражающая его на своей непоколебимой ничем глади. На заднем плане горы, но они не на острове. Они на другой земле. Создают и дополняют этот образ дома и его одиночества среди природы. По солнечному освещению, примерно 4-6 часов летнего дня. Почти вечер.

Четвёртый образ - вид из многоэтажного недостроенного дома. Оконный проём, в котором виден фрагмент города без людей. Пром зона, порт с кранами и баржами. За забором, гаражи, двухэтажные квартирные дома и так вдаль, вдаль, вдаль. Здесь тоже вечер. И небо, переходящее от тёплых цветов в синие.

Основные образы висят в рамках. Остальные, коих не мало, находятся в фотоальбоме на книжной полке. Временами Я беру его и просматриваю, окунаясь в забытые ощущения.

В этом мире есть соседи, такие же как Я забрёдшие души, ищущие покоя от суеты реального мира. Их не всегда видно, потому что Они, как и Я, любят уединение. Именно от одного из Них Я узнал о существовании других городов.

Когда-то давно, Он решил покинуть Свой район - Свою зону комфорта, и направился в путешествие. Так Он для себя и открыл другие, не менее интересные города. Но Они не для Нас. Город Дождя для тех, кто любит печаль и боль утраты. Поэтому там всегда идут дожди. Наш же город туманен от того, что те, кто здесь живёт, пытаются на время забыться. Им нужно умиротворённое одиночество. Именно по этой причине Я редко кого вижу.

У каждого из Нас есть Свой участок, Своя территория. У Меня олицетворением участка является дачный дом. У Моего соседа - это низенькая башенка с пристройкой. Он любит залазить на смотровую площадку башни и смотреть вдаль. У другого соседа - дом на дереве. Нас, всех, кто появляется в Городе Тумана, объединяет то, что никто никому не мешает. Каждый находится и близко, и в то же время далеко. Мы друг другу не мешаем и уважаем пространство другого. Об остальных соседях Я не знаю, но Они такие же. Не будь Они такими же, как Мы - жили бы в другом городе и районе.

Я люблю появляться в Мифире, потому что в нём Я обретаю то, чего Мне в реальной жизни не хватает. Когда Я чувствую одиночество, Я прихожу сюда, и Моё одиночество перестаёт быть тревогой. Оно превращается в умиротворение. Здесь Я могу найти Своё спокойствие, которое не могу найти в реальности. Здесь Я спасаюсь от несправедливости и несовершенства, которое вижу в реальном мире. Здесь Я словно растворяюсь. Спокойствие, как в самом глубоко детстве. Здесь Я обретаю гармонию.
Я считаю, у каждого должно быть такое место на задворках сознания, где бы он чувствовал Себя как дома. И не важно, какой это город: Туманный, Кирпичный или Дождливый. Главное, чтобы эта душа чувствовала себя в приюте и тепле...